• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:32 

Скинь скидку с поребрика

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Питерский магазин "Двадцать восьмой" запустил машину времени. Пока в тестовом режиме и очень избирательно. Первый и второй "Поребрики" там продаются по довсяческикризисным ценам. "Поребрик из бордюрного камня"- по 100 р., "Новый поребрик из бордюрного камня" - по 130 р. И так будет до конца октября. А сегодня уже седьмое.

Информация (и машина времени) предоставлены издательством "Комильфо".


04:51 

НесЛОЖНО

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Боря – кровавый,
Володя – взрывной,
Дима – ничтожный.
Ну, а народ - из забоя
в запой.
Вот потому-то им править несЛОЖНО.

7/X. 2013.

3Н7 ©

@темы: мои стихи, политика

17:59 

Пенсия

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Пусть я поэт, но стану «молчуном».
Не покажусь пред вами я лгуном.
Пусть пенсиона накопительную часть -
Фонд Пенсионный забирает всласть.
Копеек этих мне не жаль совсем.
Пускай они уйдут на пользу тем,
Кто мало ест и много пьёт лекарств.
Ей богу, братцы, это без лукавств.
А я себя почувствую как Путин.
Прибавку к пенсии мою – держите, люди.
Пусть от меня и польза-то – гроши,
Но это всё же от большой души.
Но только пенсия, надеюсь, что моя
В карман чиновника не попадёт зазря.
На кой им чёрт такая мелочь?
А мне же - негатив и желочь.
До пенсии я вряд ли доживу.
Настроен к жизни я весьма скептически.
Но верю я, что всё же дотяну
До власти новой, социалистической.

6/X. 2013.

3Н7 ©

@темы: мои стихи, политика

16:30 

Собутыльник

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Бывало, придёт он, сядет и давай рассказывать…

О том, как любил, как страдал,
Находил, вновь терял.

Фотки совместные их на смартфоне показывать.

И, нахмурившись, часто вздыхать.
О том, что он снова не смог удержать.

Вот и сидел он такой угрюмый.
Не слышал слов: «Ты не думай.
Развейся, отвлекись!
Это пройдёт, держись».
Мрачным видом, пугая, дам,
С которыми мы познакомились там.
Исчезали и они.
Так проходили дни.
А, если точнее, наши с ним пьяные ночи.
О да, напивались мы очень.
Бутылки одни за одной, бывало, откупорим.
Да никотином сосуды закупорим.

И, казалось бы, бухаем вдвоём.
Беседуем такие. Выпьем. Нальём.
Но на самом то деле, что я, что он
Наедине со своею печалью, лишь фон -
В виде собутыльника рядом,
Чтоб жизнь не совсем уж казалась то адом.

А теперь, бывает, перекинемся парою фраз
Через Сеть: «Как у Вас?» - «А у нас…»
И о будничной всяческой дребедени,
И то, скорее, как метод от лени.

Но знаю, друг, ты не забыл,
Как ты со мною пел и пил.
Как на концерт со мной ходил,
И как меня домой тащил.
Об этом не забыл и я.
Сансара, ёшки, топту, мля.

4/X. 2013.

3Н7 ©

@темы: автобиографичное, мои стихи

16:27 

Как буддисты общаются с бывшими возлюбленными

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Нотариально заверенные скриншоты выложены с согласия возлюбленной.

Так

@темы: Дхарма, автобиографичное

00:53 

На 20-летие Расстрела Дома Советов

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.


«Не забудем, не простим!»
«Этим мразям – отомстим!»
Но, увы, уж 20 лет
Лишь слова, а мести нет.

Не наказаны убийцы.
Мы не знаем их имён.
Только тот лишь кровопийца,
Что с почтеньем погребён.

Когда брат стреляет в брата -
В этом выгода врагу.
Как же вышло так, ребята,
Сдали Родину - ему.

4/X. 2013
3Н7 ©

@темы: история, мои стихи, политика

21:50 

Нет

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Я не блогер. – Бред.
Я поэт.
Я не рокер – нет!
Много лет
Я считал себя
Таковым.
Разлюбил тебя,
Стал другим.

Я не бард в тёплом свитере,
Что вы, нет, нет.
И с гитарою в Питере
Не хожу я чуть свет.
Песни на стихи свои не пою.
Без чехла для гитары в метро я стою.

Я стою, прислонившись спиною к дверям,
Озираюсь, ища тебя взглядом.
Но в глаза я смотрю лишь детЯм и зверям.
Ведь в глазах горожан много яда.

И я вовсе, друзья мои, не менестрель.
Мне хватило богинь музыкальных.
Только слово, лишь слово – вот она моя цель.
Без любых изворотов вокальных.

16+ бонус

3/X. 2013.
3Н7 ©

@темы: мои стихи

13:00 

Коротким путём

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Если лень идти куда-то длинным, прямым, скучным маршрутом, можно всех обмануть и пойти коротким путём. Не факт, что удастся дойти, но, может быть, через сто лет о тебе сложат красивую историю и ты станешь своим среди таких легендарных личностей, как Одиссей, Колумб, Бильбо Бэггинс и Иван Сусанин.
Питерец короткий путь чувствует, как чувствует дыхание пещеры опытный спелеолог. Идёт питерец по Невскому проспекту, и вдруг нет его. Это значит, что он почувствовал – надо свернуть во двор, там – короткий путь. Поворот, ещё поворот, цель уже близка. И тут перед самым носом питерца вырастает решетка, которой местные жители перегородили вход в свой уютный, некогда проходной дворик. Вот она, нужная улица, можно руку протянуть и потрогать асфальт, но попасть туда – невозможно. Придётся идти в обход. То есть возвращаться на Невский и, как все, топать прямой дорогой. Невыносимый позор!
Питерец вспоминает уроки краеведения и истории родного города. Ну точно. Здесь, в этом дворе, отважные революционные матросы прорыли подземный ход, чтобы сподручнее было бегать за догоняловом. Питерец принюхивается: запах догонялова и революционных матросов сохранился во дворе и по сей день. Отважный краевед приподнимает крышку люка, спускается вниз и обнаруживает подземный ход. Сначала вниз, потом прямо, прямо, потом снова вверх. Он уже почти у цели! Надо только поднять крышку другого люка и вылезти на волю. Но крышку придавил колесом случайный автобус, который привёз школьников на открытый урок краеведения. «В соседнем дворе отважные балтийцы прорыли подземный ход», - бубнит в мегафон училка. Питерец спускается обратно и тропой революционных матросов возвращается в негостеприимный, перегороженный решеткой двор. Пока он отсутствовал, всё здесь поменялось и решетки появились даже на окнах. «Выбирай: бежишь с нами или мы тебя тут пришьём?» - грозно спрашивают двое в полосатых куртках (вероятно местные жители). «Бежишь, бежишь!» - испуганно кивает питерец. «А короткий путь знаешь? А то пришьём!»
Все трое спускаются в люк. Теперь, когда в спину питерца упирается нож, он вспоминает даже то, чего не слышал на уроках краеведения. Некогда в этих краях протекала узенькая речка Грязноплюйка. При Петре I её хотели выпрямить, очистить от грязных плевков и превратить в канал, да не успели. При Екатерине II речку собирались переименовать в Благоуханную, но тоже не успели. И только перед самой революцией немецкий инженер Гуз по предписанию градоначальника заточил Грязноплюйку в трубу, присыпал сверху землёю – и будто её и не было.
Питерец и двое в полосатых куртках принюхиваются, потом долго бредут по дореволюционной трубе вдоль подземного русла Грязноплюйки, которая за эти годы не стала чище или благоуханнее. Выходят на берегу Финского залива, на территории Финляндии. Полосатые обнимают питерца и на прощание дарят ему свой нож. Питерец вспоминает, зачем ему понадобился короткий путь: хотелось поскорее сесть в автобус до Хельсинки, открыть шенген, побродить по магазинам и к вечеру вернуться домой. Теперь бы хоть домой вернуться! Над заливом стелется туман. Питерец вспоминает уроки географии, принюхивается, шагает прямо в белое марево и оказывается в уже знакомом дворе. На крышке люка спит кот, проход на вожделенную улицу по-прежнему преграждает решетка. Но у питерца теперь есть с собой разбойничий нож. «Открывайся, а то пришью!» - вежливо говорит питерец, приставив нож к кодовому замку. Калитка распахивается перед ним и отдаёт честь щеколдой. Ближайший автобус до Хельсинки отправляется через пять минут. Всегда ходите коротким путём.
Москвич не верит в географию, историю и краеведение, верит только в себя. Можно долго-долго брести по тротуару, подлезая под припаркованными поперёк дороги джипами и уворачиваясь от несущихся навстречу всадниц, бессвязно выкрикивающих: «На сено лошадке пожертвуйте, на корм подайте!», а можно пойти коротким путём. По строительным лесам взобраться на второй этаж, войти в открытое окно, чужими квартирами пройти насквозь весь дом, выбраться на пожарную лестницу и спрыгнуть на крышу гаража. Бегом по гаражам, до железнодорожного моста, там подпрыгнуть, подтянуться, перелезть через ограду, спуститься на насыпь. Посмотреть налево, направо, перебежать пути перед несущимся локомотивом, ещё раз подпрыгнуть, подтянуться, перевалиться через забор, сигануть вниз, в кучу песка. Оказаться в промзоне, голыми руками поймать шесть бездомных собак, приручить и объездить их, запрячь в вагонетку и нестись к проходной, распевая: «Однозвучно гремит колокольчик…». Обнаружив, что это гремит не колокольчик, а сигнализация, притормозить, немного не добравшись до цели, отпустить собак на волю, по отвесной стене взобраться наверх, перепрыгнуть на одиноко стоящее сухое дерево, спуститься на тротуар, подлезть под припаркованным поперёк дороги джипом, увернуться от всадницы и оказаться в нужное время в нужном месте.
Питерская девушка знает только один короткий путь: мимо Его окон. Даже если Его окна находятся в другом конце города – это всё равно самый короткий путь на учебу, на работу, в магазин, в Хельсинки и на свадьбу с другим, нелюбимым.
Московская девушка не знает коротких путей, зато она знает наизусть Его короткий номер. Она звонит и говорит: «Мне нужно срочно оказаться там-то». Он отменяет совещание, тренировку, разборку, срочную командировку в Гавану. Приезжает, бибикает под окнами. Он знает короткий путь и доставит её к цели.

@темы: только поребрики

23:05 

Твитостишья

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Может в эмо мне податься?
Их немного ведь теперь.
Буду плакать и смеяться,
Резать вены каждый день.
Заведу эмо-девчёнку –
Извращенку высший класс.
Отращу косую чёлку,
Чтобы закрывала глаз.

2/IX. 2013.

Няшки – это ня, ня, ня!
Няшки – это ми, ми, ми!
Няшку - смело соблазняй
И сильнее обними.

19/IX.2013.

3Н7 ©

@темы: мои стихи

16:19 

Интервью про поребрики

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Мы с picas_so дали интервью питерскому журналу "Пойнтер" - поговорили о поребриках и бордюрах, как обычно. Поскольку электронной версии у журнала нет (читайте его на бумаге), то этот пост будет филиалом "Пойнтера" в интернете.



Из Петербурга в Москву дорогой из жёлтого бордюрного камня

Ехать в Тулу со своим самоваром, то есть, в нашем случае, отправиться в Москву со своими историями о том, каким должен быть независимый издательский проект в большом городе - это слегка самоуверенно. Но на том и стоим!
Ещё каких-то сто лет назад Петербург был центром книгоиздательского дела в России (о чём под занавес этого номера поведает Тим Скоренко - он, кстати, москвич, хоть и не коренной). Сегодня аппетиты массового читателя успешно удовлетворяет Москва, а Петербург особо на баррикады не рвётся. Петербургский читатель особый, как и издатель. Здесь предпочитают издавать книги "по-домашнему", то есть стараться как для себя, не держа в голове образ сферического читателя в вакууме, но предполагая, что группа единомышленников на запах свежей типографский краски непременно прибежит. И так оно обычно и происходит!
О нескольких таких проектах мы и собираемся рассказать в этом номере, а начнём с того, что не даёт покоя многим жителям двух столиц. Нет, никакой политики, зависти или недовольства городом-"соседом", мы хотим поговорить о культурных различиях между петербуржцами и москвичами, влияние которых ощущается и на книгоиздательском бизнесе. Помогут нам в этом петербурженка-москвичка Ольга Лукас (un_tal_lukas.livejournal.com) и жительница Минска Наталья Поваляева (picas-so.livejournal.com). Они "виновны" в том, что когда-то в блоге bordur_porebrik начали писать истории и рисовать картинки о жителях Москвы и Петербурга, из чего получился остроумный и точный портрет двух столиц в лицах. Зачем им это было нужно? Во что эта забава переросла? С этих вопросов и начнём. Сначала Ольга.


Ольга Лукас.
О себе.


Некоторые думают, что Лукас - моя настоящая фамилия. Или имя. Неправда, это самоопределение. Один московский рецензент, Константин М., целый год коллекционировал книжных Лукасов. Он читал много книг, особенно переводных, ему там встречались различные Лукасы. И были они все какие-то со странностями. Его, Константина М., такое положение вещей не удивило, потому что рядом с ним работала я, а меня уже тогда звали Лукасом.
Есть люди, которые уверены, что я Лукас в честь режиссёра Джорджа Лукаса. Я этого режиссёра уважаю, хотя "Звёздные войны" не смотрела. Но я - не в честь него.
Смешно, но только вчера я писала для одного издания, которое собирается опубликовать статью на тему "Кортасар в России", откуда и почему взялся мой псевдоним. Кортасар, кстати, не был в России. Но мы его всё равно любим.
Однажды мои родители сдали чертовски много макулатуры в специальный макулатурный вагончик и получили право купить дефицитную книгу. Этой книгой был сборник рассказов Хулио Кортасара "Преследователь", в такой серо-голубой обложке, под цвет моих глаз. В книге было всего понемногу. А ещё там была чуть не половина рассказов из сборника "Некто Лукас", и мы уже почти дошли до сути. Суть такая. Однажды мне понадобился псевдоним, и я открыла серо-голубой сборник, и провела пальцем по оглавлению. Остановилась. Прочитала "Некто Лукас". Ну и стала с этим жить. Потом друзья сократили до "Лукас". Но я и с этим жить научилась.
Когда понадобилось завести ЖЖ и как-то его назвать, я решила - пусть называется "Лукас", латиницей. Коротко и красиво. И что же? Лукас уже какой-то был. Их было даже два: через "k" и через "с". Но я решила быть умнее всех самых умных и назвала ЖЖ un_tal_lukas - что в переводе с языка Хулио Кортасара как раз и означает "Некто Лукас". Только по-испански правильно было бы написать через "с", но я так боялась, что сейчас враги захватят последний годный ник, что от волнения облажалась. И с этим тоже научилась жить.
Потом от стыда за свой неграмотный ник я переехала в Москву, где людям вообще наплевать, через "k" ты пишешь испанские слова или через "с", лишь бы ты работу работал. И я работала работу. А пока на работу ехала, наблюдала за различиями между местными жителями и моими согражданами. Всё, что замечала, постила в ЖЖ, получала много комментариев. Но тогда мы ещё не были знакомы с Натальей Поваляевой, которая визуализировала питерцев и москвичей, и тексты были голенькие, без картинок.
В промежутке между переездом в Москву и знакомством с Натальей, я написала сборник сказок "Золушки на грани", который проиллюстрировал художник Владимир Камаев, в ЖЖ известный как soamo. А пока я писала про "Золушек", Наталья Поваляева уже рисовала иллюстрации к книге Джанни Родари "Жил-был дважды барон Ламберто". Эти две книги - про Ламберто и про Золушек - вышли в издательстве Livebook. И познакомили нас.
Наталья Поваляева живёт в Минске, это чистый, тихий, спокойный город, в котором приятно бывать летом. По случаю я побывала в Минске летом, и судьба "поребрика" была решена. Мы подумали, что я допишу ещё историй к тем, которые уже были, а Наталья их проиллюстрирует. Сказано - сделано.
Дальше мы завели специальный блог bordur_porebrik. А потом издательство "Комильфо" выпустило книгу "Поребрик из бордюрного камня".


- Ольга, всеобщую известность и полновесность, как автору книг, Вам придал "Поребрик из бордюрного камня" и несколько продолжений. Но это был далеко не первый литературный опыт для Вас. С чего началась Ольга Лукас - сочинитель историй?

- Полновесность мне придали пироги и пельмешки, но с этим покончено. А истории я начала сочинять в детстве. Но мои родители, инженеры, не остановили меня вовремя, они тогда думали, и сейчас тоже полагают, что это очень почётно - иметь дочь-сочинительницу историй. "Главное, чтоб не была инженером!" - шептались они. Я их понимаю. Я вот, к примеру, не хочу, чтоб моя дочь стала сочинительницей историй. Лучше пусть станет инженером.

- Как изменились Вы и Ваши книги в промежутке между "Золушками на грани" и "Спи ко мне"?

- Книги стали толще, а я похудела.

- Случалось ли так, что к Вашему желанию продолжать писать приходила "Бабушка Смерть"?

- Вы имеете в виду, наступал ли каюк какой-то идее до того, как она была полностью воплощена? Не думаю. Все идеи, которые я по какой-то причине отвергла, рано или поздно трансформируются или используются. Например, в "Тринадцатой редакции" я явственно узнаю истории, которые сочиняла в школе. Сами истории моя мама по моей настоятельной просьбе сожгла на даче в печке, а золой удобрила клубнику. А "поребрик", заброшенный на пять лет и потом возродившийся, дарит надежду другим заброшенным темам.

- Какой "Эликсир князя Собакина" следует принимать, чтобы в голове появлялись новые истории? Как Вас посещают идеи новых книг?

- Обычно сложно уловить этот момент - встречу с темой. Глядишь - я уже строчу самозабвенно, а с чего всё началось, не помню. Разве что "Спи ко мне" удалось отследить чётко. Мне как-то раз в феврале дали помилование - перенесли сложную челюстно-лицевую операцию на день позже, и я шлялась по Москве. Ни о чём особенном не думала, потому что на операцию надо было ехать рано-рано утром, я встала, подготовилась, и тут - звонок телефона. А спать как-то уже не хочется. И вот я шла, шла, а потом перешагнула какую-то черту, и дальше уже знала примерное содержание будущей книги. Всё это произошло в Ермолаевском переулке. В честь него главную героиню книги "Спи ко мне" зовут Наташа Ермолаева.

- Кем проще и интереснее быть: блогером или автором пока ещё традиционных книг? Как человек, который начинал писать в сети, а потом перешёл на бумагу, скажите, есть ли разница между электронной и бумажной книгой? В чём она заключается?

- Этот вопрос: "Чем отличается сетератор от литератора?" - мне задавали ещё тогда, когда никаких читалок не было в проекте, и с экрана читали только фрики и гики. И я всякий раз отвечала по-разному. Потому что нет никакой разницы, бывает разное качество текста, но оно не зависит от инструмента, с помощью которого автор придаёт этому тексту материальность. А блогером я никогда и не была. Блогеры - это про другое. Я просто выкладываю свои тексты в ЖЖ, потому что сделать собственный сайт мне сначала не удалось, а потом было лень.

- Ваши книги выходили и в московских, и в петербургских издательствах. Различается ли как-то подход к авторам в столице и у нас?

- Есть крупные издательства, а есть небольшие. У них разные цели и разные принципы работы. У крупных на первом месте деньги, на втором - книги, у небольших - книги на первом месте, деньги на втором. И от города, в котором располагается штаб-квартира издательства, эта формула не зависит.

- Какая из редакций, с которыми Вы сотрудничали, может претендовать на то, чтобы называться "Тринадцатой редакцией", в которой исполняются желания автора и о которой вспоминаете с особой теплотой?

- "Тринадцатая редакция" - это издательство Livebook. Я там работала, там вышла моя первая самостоятельная книга "Золушки на грани", там мы познакомились с Натальей Поваляевой и с другими отличными людьми. Больше всего мне запомнился и полюбился зажигательный канкан, который я танцевала не пьяная на столе в свободное от работы время, а трезвая, хоть и в ночном клубе, но с рабочей целью прорекламировать книгу Джима Доджа "Какша". Канкан мы с коллегами и друзьями издательства (все - женского пола, понятно) две недели репетировали на складе под руководством хореографа, и выступили на славу. После этой встряски я даже записалась в спортзал. А ещё мы сами разгружали книги, в любую погоду. Называлось это "бук-фитнес". К нам однажды даже приезжало НТВ, чтобы показать, как это весело: оторваться от работы и швырять друг другу пачки с книгами. Сюжет сняли, но в последний момент одумались и пустили в эфир не его, а какую-то криминальную кровавую историю. Так жители нашей страны и не узнали про бук-фитнес.

- Нашёл в Вашем блоге "под плинтусом" "тараканов, мешающих людям покупать книги". На спинке у одного из них написано: "Я не куплю эту книгу. Я читаю только авторов-мужчин. Женщины не умеют писать". А что предпочитает читать женщина Ольга Лукас?

- Например, я люблю читать подростковые шведские книги. Спасибо издательствам "Самокат" и "КомпасГид", которые их выпускают.


Наталья Поваляева
О себе


О нашем знакомстве мы с Ольгой уже столько раз рассказывали во время встреч с читателями, что рассказ этот превратился в легенду или даже миф. Однако, как ни парадоксально, он не оброс никакими невероятными подробностями, и как был чистой правдой, так ею и остался.
Наше знакомство сначала было виртуальным и за рамки ЖЖ не выходило. Но потом я поехала в Москву навестить одну знакомую, и решила заодно познакомиться с Ольгой Лукас лично. Наше знакомство оффлайн началось с того, что я разбудила Ольгу телефонным звонком в одиннадцать часов воскресного февральского утра и предложила встретиться. Ещё следует отметить, что я обратилась к Ольге по имени, хотя знающие люди настоятельно советовали этого не делать, а использовать обращение "Лукас". Но я подумала: как же я стану так называть человека, которого живьём ни разу не видела и с которым виртуально мы общались тогда ещё на "вы"? (В общем, см. историю "Ты и Вы" из "Нового поребрика"). Одним словом, начало разговора было не очень удачным, учитывая всё вышесказанное, и голос у Ольги был весьма суровый. Но потом, когда я сказала, кто я и зачем звоню, то голос разительно изменился. Так что тем же вечером мы встретились. И вот уже четыре года с тех пор прошло или даже пять.
Отдельная история - о том, как мы придумывали, какими могут быть персонажи для поребричных историй. Как-то летом Ольга приехала ко мне в гости в Минск. Мы сидели в суши-баре, за окнами гремел гром, лил ливень и сверкали молнии (честное слово!), а мы сочиняли внешний вид персонажей. Питерец родился очень быстро и легко - сразу было понятно, что он должен быть настоящим джентльменом, а потому в цилиндре и с тростью. А вот над москвичом мы долго работали. Были варианты с кокошником на голове и в платьице в клеточку, потом ещё такие рожки - как антенны на старых телевизорах. Но в итоге остановились на наушниках как обязательной детали и роликовых коньках как детали факультативной.


- Расскажите о Вашем первом опыте как иллюстратора книги. Что это была за книга? Как создавались иллюстрации - в сотрудничестве с автором или просто пришло предложение от издательства?

- Первые настоящие иллюстрации я сделала к книгам, которые вышли в издательстве Livebook. Сначала это были "Сказки для Марты" Дмитрия Дейча, и это именно он предложил меня издательству в качестве иллюстратора. Часть картинок я специально сделала к рассказам, вошедшим в эту книгу, а часть историй были проиллюстрированы как бы "задним числом" - автор просто выбрал из того, что было сделано ранее, рисунки, показавшиеся ему подходящими. Но своей первой работой, которой я абсолютно довольна и даже горжусь, я считаю книгу "Жил-был дважды Барон Ламберто" Джанни Родари. Издательство попросило меня сделать всего пять-шесть разворотов, но текст меня так очаровал, что я не могла остановиться и в итоге отрисовала чуть ли не каждый абзац книги.

- Какой должна быть идеальная книжная иллюстрация - отражать видение автора, иллюстратора, издателя или сразу пытаться угадать, какие образы возникнут у читателя данной книги?

- Иллюстрирование художественного текста требует качества, которым, увы, далеко не все художники наделены, а именно умения принять как должное свою второстепенную позицию в проекте под названием "книга". Если вы таким качеством не обладаете, вам ни в коем случае не надо браться за иллюстрации. Я не помню имени немецкого критика, который сказал очень правильную вещь: "Хорошие иллюстрации могут получиться, только если художник не пытается соперничать с автором текста". Что вовсе не означает, что иллюстратор как-то ограничен в плане интерпретации текста - вовсе нет. Вот Бердслей фактически создал собственное произведение по мотивам драмы Оскара Уайльда "Саломея", свою графическую историю - но в то же время, глядя на его иллюстрации, мы понимаем, что, не будь текста Уайльда, не было бы и этих рисунков.
Нет и не может быть готового рецепта изготовления "идеальной иллюстрации" - каждый текст будет диктовать свои особые условия. К одной книге нужны иллюстрации-комментарии, к другой - изображения, лишь ассоциативно связанные с текстом, передающие атмосферу, а не комментирующие сюжет, и т. д., и т. п. В общем, единственное условие, на мой взгляд, которое применимо ко всем случаям и потому может быть названо универсальным, сводится к тому, что текст должен нравиться художнику. Если текст не нравится, не увлекает, не очаровывает - иллюстрации не будут хорошими, даже если за них будет обещан очень большой гонорар, а художник будет в очень большой нужде. Все должно быть по любви.

- Рисуя петербуржцев и москвичей для цикла "Поребрик", какие выводы сделали для себя Вы, жительница Минска? По каким характерным особенностям можно определить, что человек из Москвы или из Петербурга?

- Знаете, для меня как "стороннего наблюдателя" этой питерско-московской истории важны не столько реальные (или мифические) различия между жителями Москвы и Питера, сколько художественная форма "Поребрика" и те огромные возможности, которые она в себе таит. Мне кажется, что это некая новая жанровая форма современной литературы, во многом - продукт на стыке традиционной и сетевой литературы. И эта форма не застывшая, она имеет множество векторов для возможного развития. Вот в третьей книге начались уже постмодернистские игры с жанровыми канонами кинематографа и своего рода автопародирование, когда автор иронизирует по поводу собственных художественных находок - вот такие вещи меня более всего привлекают в литературе. Не столько "о чём", сколько "как". Но это, возможно, моя профессиональная деформация - ведь, судя по комментариям в блоге bordur_porebrik, большинство читателей как раз занимаются выявлением в себе черт москвича и питерца и продолжают сравнительные изыскания, начатые автором. Однако, это нормальная ситуация - каждый находит в этих историях что-то близкое именно ему, и это отлично!

- В какой из книг какого автора Вы мечтаете увидеть свои иллюстрации? Чем Вас так привлекает это произведение?

- Не так давно я нарисовала одну картинку к "Театральному роману" Булгакова, а это самое моё любимое произведение на русском языке, я его обязательно перечитываю хотя бы раз в год. Булгаков умеет на любой теме - в данном случае, на материале театральной и околотеатральной жизни - выстроить космос и рассказать человеку все о нем. За это я его люблю. А еще за язык, с помощью которого он достигает вот того, о чем я выше говорю. И он может совершенно удивительным языком не просто рассказать историю, но и представить её читателю как реальные события, в которых правда удивительнее любого вымысла. Так вот - иллюстрация вышла очень хорошей, я сама видела, и могу говорить без ложной скромности. И я попробовала, воодушевленная успехом этой одной картинки, сделать ещё - уже на втором рисунке меня ожидало жестокое разочарование, ничего не получилось и даже пришлось (что редко бывает) уничтожить не получившийся рисунок. Не дал мне Булгаков нарисовать больше одной иллюстрации, в общем, а жаль. Хотя, возможно, однажды у меня всё же получится. Я была бы счастлива, если однажды смогу проиллюстрировать этот текст целиком.
Но есть ещё много отличных книг, которые можно было бы иллюстрировать, что внушает неиссякаемую надежду.

- Напоследок серьёзные вопросы. Вокруг только и слышишь о том, что бумажных книг не читают, что вот-вот появится, если уже не подрастает поколение, которое избежит контакта с печатной книгой, не взяв её в руки даже в школе, где без печатной литературы пока ещё не научились обходиться, но стремятся к этому. Вся надежда на некий процент сознательных родителей, которые увлекут своих детей с детства чтением. Главное - книга тоже должна сама по себе быть увлекательной и привлекать внимание. Ведь так?

- Ой, это сразу два разных вопроса в одном, и они требуют отдельных ответов. По поводу бумажной книги и книги электронной - я считаю, что бороться нужно не за материал и не за носители, а за мозги. Неважно, какой будет книга через сколько-то лет. Важно, чтобы люди читали. А это зависит не от типа носителей, а от типа родителей (такая вот неожиданная рифма), а также от локального окружения, в котором человек родился и вырос.
Что касается "привлекательности" и "увлекательности" книги, то это вопросы, которые вызывают во мне лишь острое раздражение. Пусть этими вопросами мучаются
издатели, цели которых мы все хорошо знаем. Я же считаю, что любая книга должна быть сделана со вкусом, и если мы говорим о художественном оформлении, то оно должно сочетаться только и исключительно с содержанием книги, а не с издательскими стратегиями привлечения "некомпетентного читателя".

- Сейчас люди всё чаще выбирают книгу не по содержанию, а глазами - по обложке и иллюстрациям. Получается, что главным человеком, от которого зависит будущее книги, является иллюстратор. Какими, на Ваш взгляд, должны быть книги для детей, чтобы, привлекая ребёнка яркостью оформления, они не отвлекли, а настраивали на чтение, пробуждали желание читать?

- Мне кажется очевидным, что они должны быть добрыми, весёлыми, должны доставлять радость и учить не поучая. Также мне кажется очевидным, что они должны быть снабжены оригинальными иллюстрациями, не копирующими реальность фотографически, но дающими детям возможность на визуальном уровне "догадываться" о том, что реальность и искусство говорят на несколько разных языках. Я знаю, что в этом месте в меня бы уже полетели тонны помидоров от разъярённых родителей, которые вообще очень нервно реагируют на понятие "оригинальность", но я глубоко убеждена в своей правоте. Меня как художника глубоко оскорбляют детские книги с совершенно банальными, пошлыми, отвратительно безликими иллюстрациями, по которым сразу видно, что художник ненавидел свою работу, а издательство сделало ставку на кричащие цвета. Такое детям нельзя давать, я считаю. Картинки должны изумлять и радовать ребёнка, будоражить его фантазию. И учить - не навязчиво, а как бы исподволь.


Немного о книгах

Золушки на грани. Сказки про Золушек и других известных персонажей, оказавшихся волей автора в нашем времени. Мир, в котором они живут, по-прежнему сказочный, но уже не очень. Такое вот отношение к уже существующим персонажам и сюжетам, плотно вросшим в культурный слой, называется «деконструкция мифа». И да, Золушки находятся на грани нашего мира и сказочного, а вовсе не нервного срыва.

Поребрик из бордюрного камня. Истории о питерцах и москвичах, о мелких различиях и глобальных сходствах между ними и между людьми вообще. Бесконфликтная и очень добрая книга, что бы ни говорили люди, которые её не читали. Книга проиллюстрирована Натальей Поваляевой. Питерец в цилиндре, с тросточкой и вежливый, москвич – в тёмных очках, наушниках и быстрый. Дворник с метлой и в треухе. У Петра I треуголка, шпага и ботфорты со шпорами.

Новый поребрик из бордюрного камня. Как предыдущий, только новый. Различия, о которых идёт речь, уже не столь очевидны, тем интереснее их было находить. Герои резвятся вовсю. Питерская и московская девушки из эпизодических персонажей становятся главными, теснят питерца и москвича и требуют к себе внимания.

Поребрик наносит ответный удар. Как два предыдущих, только совсем новый. Половина книги посвящена пародиям на популярные киношные жанры. Другая половина – поразительно, поразительно, по-прежнему – сходствам и различиям между питерцами и москвичами! Не ожидали? Мы тоже.

Серия «Тринадцатая редакция». Пока вышли четыре книги, но будет и пятая. Практически сага о двух тайных организациях, исполняющих желания. Одна организация добрая, другая – злая. В каждом городе у этой организации есть представительство. Силы добра, творящие благо в Санкт-Петербурге, для отвода глаз работают в филиале московского издательства, он же – Тринадцатая редакция.

Спи ко мне. Одна московская девушка Наташа, ошалевшая от бессмысленных совещаний и планёрок, стала видеть во сне другой, лучший мир. А житель этого мира, в качестве ответной любезности, начал посещать Москву, уверяя, что и Наташа, и наша поразительная столица – это всего лишь его сон. Каждый считал, что правда на его стороне: я-то вот настоящий, а ты-то мне только снишься.

Бабушка Смерть. Маленькая история про добрую бабушку, которая была лучшим другом своего приёмного внука Мити. Бабушка работала Смертью на полставки, а в остальное время продавала дорогие бессмысленные вещи в своей лавке. Особую ценность книге придают иллюстрации Натальи Поваляевой. Благодаря им, если честно, сказка про бабушку Смерть превратилась в отдельную книгу.


Опубликовано в сентябрьском номере журнала "Пойнтер" и размещается здесь с любезного разрешения шеф-редактора.
Идея текста и вопросы - Александр Правилов
Иллюстрации - Наталья Поваляева



10:39 

Хит недели ))))

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.

@темы: музыка

14:50 

Хит недели )))))

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.


Особое внимание на подтанцовку!

@темы: музыка

10:46 

Таланты и их поклонники

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Выбрав талант для поклонения, человек вешает его портрет в коридоре, между туалетом и прихожей, вытаскивает из груди картонное сердце навроде валентинки, пришпиливает к портрету и думает, что отдал кумиру своё сердце. А в обмен на сердце ему теперь положены бонусы и сладкие плюшки!
Московский поклонник быстро прикидывает свои шансы на автограф. Если они невелики (кумир давно умер) - ограничивается открыткой, купленной в антикварной лавке. Человек, который жил примерно в то же время, что и почивший кумир, что-то неразборчивым почерком написал на открытке своим домашним. "Это автограф. Для меня. Сохранённый в веках!" - говорит себе москвич и прикалывает автограф к композиции из портрета и картонного сердца. Если же кумиру не повезло и он вполне жив, здоров и теоретически доступен, то москвич вооружается ручкой с вечным пером и блокнотом для автографов, натягивает камуфляжную куртку, шляпу и ботфорты и идёт на приступ.

Но кумир ловко ускользает из всех ловушек, капканов и силков. Блокнот для автографов засаливается в кармане. Москвич уже забывает, кого искал и чего хотел добиться от этого человека. Но, в соответствии с планом кампании, разработанным собственноручно, переодевается горничной и прогуливается по коридору гостиницы. И случайно врезается в кумира! "Здравствуйте! - тут же вспоминает обо всём москвич. - Вот что я хочу вам сказать! Во-первых, у вас ошибка здесь и тут. А этот момент я понимаю так и вот так. А тут вы схалтурили - наверное, ради денег?" Кумир роняет на пол пирожок, который собирался в тишине и покое съесть в своём номере, и испуганно хлопает глазами: он не понимает, о какой ошибке говорит этот странный человек. И какой ещё момент? И при чём тут халтура ради денег? У кумира есть его сегодня, и завтра, и планы, и идеи. Но москвичу нет дела до этих планов - когда-то они ещё реализуются? Во что обратятся? Вот с прошлым понятно - все видели, все знают, все оценили. Эй, ну постойте же! Почему вы не хотите со мною поговорить? Не смейте захлопывать дверь у меня перед носом! Вот же, а! Зазнались все! До чего же все зазнались!
Москвич срывает костюм горничной, сбрасывает камуфляжную куртку, шляпу и ботфорты, кидает в канаву блокнот для автографов и ручку с вечным пером и бежит домой, громко крича: "Кумир зазнался! Кумир зазнался!" Дома снимает со стены портрет, предварительно открепив от него картонное сердечко. Проделав эту тонкую операцию, достойную жрецов вуду, он замогильным голосом произносит: "Вот и всё! Теперь ты для меня не существуешь!"
Кумир в этот момент сидит в гостиничном номере и ест новый пирожок. Вокруг него сгущается будущее. Идеи обретают форму. Магия вуду не работает.
Назначив себе кумира, питерец начинает мечтать об автографе. Вот было бы хорошо, чтоб кумир догадался о его чувствах, нашел его адрес в телефонном справочнике, и вечером, холодным зимним вьюжным вечером, позвонил в дверь, чтоб попить чаю и согреться. Питерец бы открыл дверь, и зима тут же сменилась бы летом. Они сидели бы с кумиром на кухне, пили чай с бергамотом и обсуждали всё на свете. И питерец понял бы то важное, чего он не понимал все эти годы. И сам бы стал таким же, как кумир.
Но кумир проявляет редкое тугодумие и даже не подозревает о том, что его ждут. "Наверное, некогда", - вздыхает питерец, и понимает, что первый шаг придётся делать ему. Пробивает кумира по Яндексу. Вычерчивает маршрут его перемещений по миру при помощи гугл-мэпс. И как бы невзначай начинает прогуливаться там, где возможность встретить кумира наиболее высока. В один прекрасный день, сидя в засаде в привычном скверике, но не ожидая сегодня никого встретить, питерец нос к носу сталкивается с кумиром. "Здраааавствуйте!" - блеет он. Кумир тяжело вздыхает и достаёт из кармана ручку для автографов. "Здравствуйте!" - повторяет питерец. Кумир находит в заднем кармане джинсов картонку из пивного ресторана, надписывает её и протягивает питерцу. "Здравствуйте!" - в третий раз повторяет поклонник. "Да, здесь и здесь у меня ошибка. А этот момент все люди понимают по-разному. А это было сделано ради халтуры, потому что мне три месяца было нечего есть, но это не оправдание. Всё? Я могу идти?" - участливо интересуется кумир. "До свидания!" - шепчет питерец. Кумир, довольный тем, что легко отделался, широко шагая, исчезает в темноте. "Я совсем не таким представлял себе этого человека. Зачем эти банальности, которые он повторяет во всех интервью? Неужели он сдулся? А как же будущее? Как же идеи?" - думает ему вслед питерец.
Питерец приходит домой, снимает со стены портрет, кладёт своё запылившееся картонное сердце в верхний ящик стола. "У меня больше нет кумира!" - скорбно думает он.
Кумир уже дома: мечется по квартире, потому что его обуревают идеи. А ещё потому, что он не помнит, куда подевал картонку из пивного ресторана, а на ней был записан важный телефон и сумма, на которую его снова обманул агент.


@темы: только поребрики

23:49 

P.S. к прошлому посту

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Слово "Таганрога" в прошлом посту я выделял праздничным красным цветом, но так как при редактировании поста из-за, неимоверно достающих меня, пустых мест между строками и прочих глюков (например, исчезновения медиа-вставок) я пока сей постыдный факт исправлять не буду. (((

23:09 

Сентябрь 2013

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Памятные даты и юбилеи выдающихся личностей




3 сентября – 99 лет назад американка Мэри Фелпс Якоб получает первый патент на изобретение бюстгальтера. Одним словом, день рождения бюстгальтера. Учитывая, что ранее носились корсеты, которые снимать достаточно долго и запарно, это наиважнейший мужской праздник.

реклама сабжа

7 сентября – 200 лет назад В США впервые употреблено выражение «Дядя Сэм» (Uncle Sam) в американском еженедельнике The Troy Post. Нехороший какой-то дядя.
Быков-Ефремов от лица сабжа



9 сентября – 185 лет со дня рождения Льва Николаевича Толстого, русского писателя, публициста, графа, классика мировой литературы, мыслителя, «зеркала революции - 1905-1907 годов», Учителя. Также существует небеспочвенная идея, что Борис Борисович Гребенщиков является его реинкарнацией.



Праздники


1 сентябряДень знаний Как известно, «приумножая знания – приумножаешь скорбь», но всё же без них никуда. Ни поэтом не стать, ни просветления не достичь. Так что – «учиться, учиться и ещё раз учиться!»

8 сентября315-летие славного и любимейшего города - Таганрога.

 

10 сентября – Всемирный день предотвращения самоубийств. Увы, я знаком с матерью, сын которой покончил с собой. Парадокс, но ничего более эгоистичного и трусливого, и, в тоже время, саморазрушающего и смелого сделать с собой нельзя. Это страшно. Особенно для близких. Это надо предотвращать.



30 сентября – День Интернета в России Куда ж без наших интернетов то? Да уже "и ни туды и ни сюды!"

Слот - Конец Света - нет Интернета

 

 

Особые дни для буддийской практики

 

 

5 сентября – 30-ый лунный день

 

13 сентября – 8-ой лунный день

 

19 сентября – 15-ый лунный день



@темы: праздник, литература, Памятные даты, юбилеи выдающихся личностей и праздники месяца

11:40 

С Днём знаний, школьники и школота! )))))

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
14:15 

***

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
московским выборам-2013


Здравствуй, здравствуй, москвабадка!
Веселись и торжествуй,
Ретроградка ль, наноградка,
Всё равно теперь ликуй!

Ведь уже через неделю
Тебе вручат бюллетень.
Я Собянину не верю.
Не поверь и ты в тот день.

Ретроградка ль, наноградка,
Эх, столица, голосуй!
Ты сегодня демократка.
Тур второй - организуй.

31/VIII.2013
3Н7 ©

@темы: мои стихи, общество, политика

14:54 

Аккаунты и стихи

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
13:05 

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.

@темы: литература

13:56 

***

Любит не себя в искусстве, а искусство в себе.
Многоуважаемым ПЧ, друзьям, Niimura_Tooru и бывшим девушкам посвящается


Отчего на дайри я, а ни в ЖЖ?
Для кого я шесть лет здесь уже?
От того, что уютнее тут.
Для всех тех, кто ценят и ждут.
Здесь я встретил девушек своих
Самых няшных, страстных, роковых.
Здесь милы ко мне девицы,
Те, что родились в столице.
Спасибо, Niimura_Tooru,
За ссыль в учебную пору!
Благодарен Зевсу за рассказ
О традициях, что водятся у нас.
Не скрою, также очень рад
ПЧ из города Волгоград,
Что ныне в Петербурге обитает
И иногда меня читает.
Среди гостей моего блога -
Poetessa из Таганрога.
Лениво мне всех перечесть
И ваши дневы все прочесть.
Но оду скромную являю,
Люблю вас и благословляю!

22-24/VIII. 2013.
3Н7 ©

@темы: мои стихи

Дневник и стихи поэта

главная